воскресенье, 17 марта 2013 г.

PHY (2010). Иссэй и Атсуши Сакураи: Special talk session



Источник: Ongaku to Hito PHY (ноябрь 2010)
Интервью: Томоко Имаи
Перевод с японского: Freaky Moon aka Pikopiko


Новая работа Der Zibet "Kaikoteki Mirai ~ NOSTALGIC FUTURE" собрала в себя переизданные знаковые песни группы. Среди них - песня "Masquerade", которая 19 лет назад была записана для альбома "Shishunki II -DOWNER SIDE-" совместно с Атсуши Сакураи, приглашенным в качестве вокалиста. И в этот раз она вновь была записана с участием Сакураи. В версии 19-летней давности в атмосфере декаданса чувствуется взвинченность, а новая версия представляет нам мягкий процесс распада. Кроме того 19 лет назад два звучащих в песне голоса были неразличимы между собой, как тени, наложенные одна на другую, но в этот раз появляется образ, в котором два голоса одновременно переплетаются друг с другом и при этом каждый настаивает на своем. Будучи близкими единомышленниками и достойными соперниками, они понимают настроение друг друга без слов.
Вернемся в те дни, еще до дебюта BUCK-TICK, когда эти двое познакомились. Сакураи был фаном Der Zibet, и началом их знакомства был момент, когда он поприветствовал Иссэя. Излишне говорить, что со временем они сблизились, чувствуя, как похожи между собой. Если назвать это сходство словами, то лучше всего подошли бы слова "одиночество" и "упадничество". И в этом они нашли сочувствие друг у друга. Все дальнейшее, о чем дальше пойдет речь, - это рассуждения о декадансе двух людей, достойных звания светил японского рок-декаданса, в обстановке вечерней неспешности, за бокалом спиртного.



PHY: Собственный ремейк на песню "Masquerade", вошедший в новый альбом Der Zibet "Kaikoteki Mirai ~ Nostalgic Future", стал для вас обоих поводом объединиться. Вы решили еще раз записать и во второй раз вместе спеть песню, которая была включена в альбом Der Zibet "Shishunki II - Downer Side", вышедший в 91 году, так?

Issay: Это все коварно подстроил Хикару *улыбка*. Хотя, вообще-то, мы с прошлого года подумывали, не выпустить ли нам альбом с ремейками на свои песни. Мы вместе с Хикару ходили на концерт BUCK-TICK в Будокане в конце прошлого года. И пока мы пьянствовали на банкете, нас осенило. Ну и мы спросили: "Атсуши-кун, давай с нами?". Поуговаривать его даже пришлось (1).

PHY: Что скажет на это уговоренный Сакураи-сан?

Sakurai: Ну хватит вам. Это была честь для меня! Спустя столько времени у меня снова появился шанс сделать что-то с Der Zibet, и это было большой честью, что они спросили меня, хочу ли я присоединиться. Я рад, что они приберегли для меня такую возможность. Они всегда есть в моем iPod'е. Слушаю, когда мне грустно *улыбка*.

PHY: Когда грустно? *улыбка*

Sakurai: И когда выпиваю, тоже, слушаю.

PHY: *улыбка* 19 лет назад, после того, как альбом вышел в продажу, вы вместе исполняли эту песню на декабрьском концерте Der Zibet в Куданкайкане. Причем тому выступлению вы придали вид чувственной любовной сцены.

Issay: Как-то я наводил порядок во всяком старье, связанном с Der Zibet, и мне на глаза попалось видео из Куданкайкана. Когда я его смотрел, то увидел сцену, где мы поем вместе с Атсуши-куном, и подумал "Ах, как это было!". Поскольку в народ это видео не вышло, я сполна насладился им в одиночку.

Sakurai: Тот раз был из-за того, что Иссэй-сан уже "нажал на включатель". Размышляя над тем, что мне делать с этим напряжением, я прильнул к нему сзади вплотную *улыбка*. Я думал что-то типа: "Наверное, я уже навлек на себя его негодование, но буду петь как ни в чем не бывало". И затем я решительно его обнял *улыбка*.

Issay: Атсуши-кун - человек, создающий на сцене особенное напряжение. Это столкновение напряжений - очень приятное чувство! Чрезвычайно приятное. Стоит лишь на мгновение ослабить бдительность, как он выдергивает почву у тебя из под ног. Это всё благодаря его способности создавать этот сильнейший накал страстей. А раз так, почему бы не позволить этому напряжению развернуться во всем великолепии.

Sakurai: Я бы сказал, что напряжение было не просто сильным, оно неуклонно росло. Как сказал Иссэй-сан, во мне было это желание "задать перцу". Одному мучиться мне не хотелось и я помучил Иссэй-сана *улыбка*. Величайшим удовольствием было видеть лица зрителей, которые наблюдали за происходящим с открытыми от удивления ртами.

PHY: Интересно, насколько вы превзошли ожидания и догадки зрителей?

Sakurai: А то мое появление в Куданкайкане было засекречено?

Issay: Вероятнее всего, твое имя не объявлялось.

Sakurai: В общем, кажется, все были поражены. Это было выдающееся свершение *улыбка*.

PHY: А потом Вы, Иссэй-сан, появлялись на выступлениях BUCK-TICK. Вы продолжаете поддерживать хорошие отношения, и они отличаются и от отношений просто друзей, и от отношений коллег по цеху.

Sakurai: Что касается меня, я безнадежный фан. Der Zibet дебютировали до нас. Я узнал про них благодаря тому, что кто-то забыл кассету Der Zibet в том доме, в котором я жил в то время. Это был их первый альбом VIOLETTER BALL. Почему-то я решил послушать его. И был совершенно очарован. И потом, как-то раз проходя мимо клуба Eggman в Шибуе, я увидел объявление: "Концерт Der Zibet". Я подумал: "Неужели бывают такие совпадения?". Лайв уже во всю шел, но я все равно решил посмотреть. Там на сцене пел мужчина в маске.

Issay: Аха-ха-ха-ха.

Sakurai: "О, вот оно!" - подумал я *улыбка*. И с тех пор я как безнадежный фан слушаю музыку Der Zibet.

PHY: В тот период вы уже действовали как BUCK-TICK?

Sakurai: Это были как раз те времена, когда мы начали играть наши единоличные лайвы в клубах. Времена, когда мы не знали, показывать ли нам свою запись или нет.

Issay: Шла запись "живой" программы в Рокумейкане. Тогда мы впервые и встретились.

Sakurai: В тот раз мне выпала честь поговорить с Иссэй-саном. Мы только-только дебютировали, и поэтому я ужасно нервничал, ведь Der Zibet были настоящей рок-группой, не то что мы, дилетанты. Нам представлялось, что рок-группа должна быть именно такой, как они. Я думал, что даже если я поприветствую его, то не получу в ответ ничего, кроме фунта презрения. Однако он ответил мне добродушной улыбкой...... Я был несказанно рад.

Issay: Потом мы нос к носу встретились на шоссе.

Sakurai: Случайности следовали одна за другой. Мы же потом в Лондоне встретились, да?

Issay: Именно. В "TIME OUT" вы выступали под названием BACK&TICK *улыбка*.

PHY: Это вы нарочно использовали такой псевдоним?

Sakurai: Ммм, разве мы неправильно написали? *улыбка*.

Issay: Вообще BUCK-TICK были единственной группой, которую мы с Хикару видели в Лондоне.

Sakurai: Это тоже была случайность. День того лайва был единственным свободным днем у нас в расписании. Все остальное время занимала запись. Однако мы совсем не были уверены, что кто-то придет на наш лайв. А ваше присутствие придало нам храбрости. Хотя, кажется, не сразу. Осознание того, что в зале находятся наши знакомые из Японии, зарядило нас энергией.

PHY: Должно быть, аура, исходящая от зала, была необычной?

Sakurai: Да, так и было.

Issay: А они, наверное, думали: "Что за странные азиаты?" *улыбка*.

PHY: *улыбка* Что Вы думаете о том лайве BUCK-TICK, который Вы видели в Лондоне?

Issay: Чем дальше, тем они становились нахальней. В хорошем смысле! Хотя не сразу. Но это было очень сильно. Так или иначе, благодаря этой энергии, в конце концов они зарядили весь зал. Я смотрел и думал: "Круто!". Такой был накал страстей! Хотя мне не очень нравится фраза "бойцовский дух", но это был как раз он. То, благодаря чему они удерживали напряжение на высоком уровне. Это было прекрасно.

PHY: Интересно услышать от Вас такую фразу, как "бойцовский дух", Иссэй-сан *улыбка*. Кстати, Сакураи-сан, я опять возвращусь к этой теме, но Вы уже давно не участвовали в качестве приглашенного артиста, верно?

Sakurai: Так и есть...... Учитывая, что в работе Масами Тсучия-сана я принимал участие в 98-ом году...... получается, что это первый раз за 12 лет. Люди со стороны меня почти не приглашают......

Issay: Наверняка это они из-за благоговейного трепета. Или, может, вокалист им не особенно нужен. Что касается "Masquerade"... мы тогда думали что-то типа: "Это уже пошел декаданс. Значит, надо звать Атсуши-куна" *улыбка*.

PHY: Допустим, например, сейчас вы займетесь мероприятием на тему декаданса. Кого, кроме BUCK-TICK, вы еще на него позовете? Наверняка, Чуя-сана (LOOPUS, De-LAX), GENET-сана (AUTO-MODE)?

Issay: Конечно, GENET-сан и Чуя-сан превосходно чувствуют декадентскую атмосферу. Но у меня немного другое видение декаданса.

PHY: А в чем отличие?

Issay: Мне нравится декаданс падшей аристократии. Несмотря на упадок, аристократы продолжают изображать благородство. А то пространство, в котором они находятся, они заражают упадничеством одним только своим присутствием. Это разлагающееся нечто - как раз то, что мне нравится.

Sakurai: Это именно то, что меня очаровало. Потому что, когда я смотрел на Иссэй-сана, я чувствовал некую опасность. Это выглядело для меня, как настоящее движение в сторону гроба *улыбка*. Там был сильный......

Issay: Запах гниения?

Sakurai: Хи-хи-хи-хи-хи. Там был непреодолимый, чарующий магнетизм.

Issay: Эвона как. Но я не хочу, чтобы ты говорил такое *улыбка*.

Sakurai: Но так и было.

PHY: Сакураи-сан, с чего началось Ваше погружение в скорбные *улыбка* миры декаданса?

Issay: Ничего себе Вы выразились.

PHY: *улыбка* В самом начале, Вы вроде дружили с подростками на крутых байках?

Issay: Правда что ли?

Sakurai: Нет, ничего крутого там не было. Просто только там я чувствовал себя комфортно. Когда я был в той компании, у меня появился интерес к музыке, и в то же время я стал ездить на байке. Потом из-за некоторых происшествий я прекратил общаться с теми приятелями. И однажды, когда нечем было заняться, я начал ходить домой к Хисаши Имаи.

PHY: В табачную лавку перед станцией.

Sakurai: Да. Ну, как бы... если там есть сигареты и кофе, почему бы не сходить *улыбка*. Или, может, все дело было в неком смутном предчувствии? В ту пору я еще не был настолько распутным, чтобы ходить по девчонкам. Это было время, когда до музыки оставалось сделать один шаг.

PHY: Это был своего рода катарсис, верно?

Sakurai: Вроде того. В те времена очень сильно выделялись BOØWY. Только и было разговоров: "Они тоже из Гунмы! Ооо!". Все взялись за музыкальные инструменты. В то время тенденции декаданса проявлялись очень скромно. Но постепенно колесо раскручивалось.

PHY: Мир декаданса наступал.

Sakurai: Ломился во все двери просто. Когда я задумался над тем, чтобы стать вокалистом, я стал завидовать тем, кто стильно выглядел и кто мог самовыражаться. Если я и завидовал кому, то именно таким людям...... В то время мне было чуть больше двадцати, поэтому я вообще мало чего понимал, но на меня производили впечатление погруженные в темноту пространства...... и блеск черного глянца.

Issay: Тогда чувствовалось, что японский рок набирает популярность. BOØWY начали продаваться и пользоваться успехом.

Sakurai: Да-да. После дебюта, до того, как мы выпустили вторую пластинку, мы тоже направились прямиком к своему месту под солнцем. Тем временем у меня формировались вкусы. Касательно стиля вокала, например. Мне захотелось подражать тому, что мне нравилось. Почему это казалось мне красивым? От обратной стороны этой красоты исходила опасность.

Issay: И гнилой запашок *улыбка*

Sakurai: *улыбка* Если задаться целью заниматься этим, может быть, можно достичь некого уровня, но если ты действительно не чувствуешь в себе этой тьмы, ты не сможешь быть добросовестным, тебе не хватит стойкости. Так что... моя зачарованность была очень прочной. Меня очаровывали голоса и мелодии, которые были мрачными и вместе с этим несли в себе веяние поп-музыки. Не знаю, правда, подходит ли тут слово "поп"...... Это всё как бы проникало прямо внутрь меня. А потом на последние деньги я стал собирать всю дискографию BAUHAUS *улыбка*. Зачем, интересно?

Issay: Как зачем? Из-за той самой темной страсти.

PHY: Наверное, Вы не нуждались в том, чтобы кто-то вас понимал? Вам было достаточно собственного мира, так?

Issay: Знаете, он человек весьма далекий от общения в обычном понимании этого слова. Хотя музыка - это одна из форм коммуникации, однако в той музыке чувствуется поиск уединения. Я тоже находил в ней что-то очень близкое мне, но эта темная страсть - это нечто из мира самоизоляции, по-моему.

PHY: Как бы парадоксально это не звучало, но благодаря этому Вы шли на контакт с людьми.

Sakurai: Для меня Der Zibet - именно такая вещь. Когда я слышу "Shizumitai" («Хочу утонуть»), мне действительно хочется прям так тону-у-уть *улыбка*. Однако, по-моему, не утонул я по-настоящему именно благодаря "Shizumitai". Если бы мне не повстречалась "Shizumitai", я бы уже того...

Issay: Правда? Для меня счастье слышать это.

Sakurai: Хотя понятие "декаданс" подразумевает европейскую моду, но в моем случае, я с бульканьем погружался в гниющее болото из-за таких вещей, как неизменно мрачная атмосфера в семье. Поэтому, когда меня спрашивают о том, откуда растут корни моего декадентства, мне, как ни крутись, приходится рассказывать о своем детстве *улыбка*. Поэтому я ни в коем случае не претендую на сходство с Иссэй-саном в его способности чувствовать аристократическую моду.

Issay: Что? Я ничего не соображаю в моде!

PHY: А Вы пользовались косметикой в школе?

Issay: Да. Когда учился в старших классах.

PHY: При слове "декаданс" возникает ассоциация с кем-то стильно одетым, но в конце концов, все дело в тьме, которая живет в душе. И, наверное, любой человек также может обнаружить в себе эту тьму.

Sakurai: Поэтому, когда музыка Der Zibet коснулась струн моего сердца, я подумал что-то вроде: "Ах, я спасен".

PHY: Вы оба ходите друг к другу на концерты. А в личной жизни вы поддерживаете отношения?

Issay: В личной жизни...... почти нет. На банкетах, например, когда выпиваем, разговариваем.

Sakurai: Когда нет подходящего предлога, я как-то стесняюсь *улыбка*. Однако если у меня есть действительно интересная тема для разговора, я могу пригласить Иссэй-сана с чем-то вроде: "А не хлопнуть ли нам по рюмашке?".

Issay: Еще как приглашает! На протяжении примерно 10 лет я часто хожу на концерты BUCK-TICK в Будокане, которые они играют в конце года. Предлог что надо. Часа четыре или пять утра. Вдруг звонит мобильный. Думаю: "Кто это может быть в такой час?". А это Атсуши-кун. И говорит: "А у нас сегодня концерт!" *улыбка*. "Если получится, приходите, пожалуйста", - говорит. "Да, приду", - отвечаю.

PHY: В пять утра. Должно быть, изрядно выпивши.

Sakurai: Вроде того *грустная улыбка*. Мне это необходимо для храбрости.

PHY: Это прекрасно, что ваши отношения непрерывно продолжаются именно благодаря вашему взаимопониманию, правда?

Sakurai: По правде говоря, я совершенно не умею общаться с людьми.

PHY: Иссэй-сан - как бы Ваш хороший сенпай, да?

Sakurai: Хмм....... по правде говоря, я затрудняюсь выражаться именно в таких терминах. Хи-хи-хи. Это вот японское "сенпай-кохай"...... является помехой, если уж говорить об этом. Но я его искренне уважаю и восхищаюсь им. Он мастер. И он очень красивый. И к тому же уверенный в себе. Мне это понравилось в нем с самого начала. Для меня было большим счастьем, что в свои двадцать я смог познакомиться с таким человеком.

PHY: Вы почувствовали, что у Вас есть товарищ?

Sakurai: Лучше сказать спина [как ориентир впереди, вероятно - прим. пер.]. Вроде того *улыбка*.

Issay: Извини, что тебе пришлось созерцать такую узкую спину.

Sakurai: Вовсе нет. Мне она виделась широкой!

Issay: Кто бы говорил *улыбка*.

Sakurai: В этом смысле мне очень нравится Запад. Неважно, кто сенпай, кто кохай, все зовут друг друга по именам, и без лишних расшаркиваний. Но в Японии с этим ничего не поделаешь, потому что это национальный обычай. У нас принято говорить: "Такой-то-сан, бла-бла-бла, не правда ли?". Нужно следовать этим обычаям, ведь есть обидчивые и раздражительные люди. Поэтому необходимо соблюдать осторожность.

Issay: Однако стоит нам напиться, начинаются всякие "Аччан" и "Иччама".

Sakurai: *смущенная улыбка*.

Issay: Да ладно, мне нравится, когда ты зовешь меня "Иччама"! А что? Это мило.

Sakurai: Вы... нас... выдаете...... *улыбка*. Вообще, я от природы беспомощен в том, чтобы позвать друзей выпить дружной компанией. Потому что совершенно не понимаю того, о чем нынче модно разговаривать. Однако беседа на одно-два слова с Иссэй-саном - это для меня нечто необыкновенно пленительное. А Вы, наверное, общительный, да, Иссэй-сан?

Issay: Ну, если сравнивать с тобой, Атсуши-кун, то наверное. Хотя вообще я не знаю, можно ли меня назвать общительным...... *улыбка*.

PHY: Должно быть, общительный в чрезвычайно узких кругах *улыбка*

Sakurai: Хи-хи-хи, да уж.

Issay: В прошлом году в марте Атсуши-кун приходил посмотреть лайв Der Zibet. Потом, когда все пили, мне сказали такие слова: "Когда такой мужчина так выглядит и при этом поет "Der Rhein" - это нечто! Не существует убедительности большей, чем ваша". И моя самоуверенность взлетела до небес. Ах, надеюсь, это не было заблуждением.

Sakurai: Нет-нет-нет, ни в коем случае. Я тоже так считаю. Я тоже видел тот лайв...... и в очередной раз убеждался, что Вы мастер. Простите за невразумительные словоизлияния, но Вы такой спокойный и с локонами стоите на сцене. Вас уже невозможно победить.

PHY: Говоря "локоны", Вы имели ввиду прическу? *улыбка*.

Sakurai: Вы такой уверенный в себе. Кажется, Вам все равно, что думают о Вас окружающие. Это то, что восхищает меня в Вас с давних пор, честное слово. Вы полностью владеете собой. А про локоны это я, конечно, образно выразился *улыбка*.

Issay: Аха-ха-ха-ха-ха.

Sakurai: Еще с тех времен, когда Вы, надев маску, пели со сцены клуба Eggman, Ваш внутренний стержень остался непоколебим. Это очень важно - владеть собой. К тому же, это вызывает восхищение.

PHY: Сакураи-сан, Вы и сами далеко не тюфяк, разве нет?

Sakurai: Самому мне сложно в этом разобраться.

Issay: Нет-нет, ты очень уверенный человек. Я же вижу тебя на сцене.

Sakurai: Ну, может быть, я уже перестал метаться от одной цели к другой...... в поисках того, что мне по душе.

Issay: Даже если ты мечешься в поисках, ты сам можешь выбрать для себя необходимое, потому что, в конечном итоге, ты есть тот, кто ты есть. Всегда, когда я вижу BUCK-TICK, я думаю о том, что всякий раз, создавая новую музыку, они неизменно насыщают ее их собственной эстетикой, и это чувствуется очень сильно. Хотя я каждый год хожу на их лайвы в Будокане, мне это не наскучило. Что бы там ни было в моде, BUCK-TICK есть BUCK-TICK! По-моему, это круто. Хотя они делают самую разнообразную музыку, это все равно - BUCK-TICK. И в самом центре их музыки - его голос. Такой удивительный голос и сам факт их существования - это замечательно, по-моему.

Sakurai: И...... в точности такие слова я хотел бы сказать о Вас.

Issay: Спасибо!

PHY: По-моему, у вас прекрасные отношения *улыбка*. Вы думаете о том, чтобы вновь выступить совместно?

Issay: Если представится возможность, мне хотелось бы непременно сделать что-нибудь вместе еще раз.


Постскриптум
Это было еще одно интервью со времен беседы, состоявшейся в 94-ом году на страницах журнала Ongaku to Hito. Сакураи-сан изъявил желание поужинать, и мы приступили к интервью за едой и выпивкой. Иссэй-сан пил пиво, Сакураи-сан - белое вино, и наша беседа мирно текла дальше. Долго ли, коротко ли, за нашими разговорами пролетело 5 часов. У ресторанов есть режим работы, а у банкетов - время окончания, а значит, и наше интервью подошло к завершению, но едва мы поднялись со своих мест, Аччан спросил Иссэй-сана: "Есть ли у Вас какие-нибудь планы на сегодня?". А когда мы вышли на улицу, он обратился ко всем присутствующим со словами: "Не выпить ли нам где-нибудь поблизости еще по чуть-чуть?", - и улыбнулся. Ох... эта ослепительная улыбка...... И вот мы уже входим во второй бар, несмотря на то, что время уже перевалило за полночь. Для двух декадентов эта ночь только еще начиналась......


--------------------------------------------------------------------
(1) Эпизод уговаривания Сакураи-сана в пересказе Иссэя и Хикару
Issay: ... Мы ходили на концерт BUCK-TICK в Будокане, который они играли в конце года, и на банкете Хикару вдруг пришла идея по поводу "Masquerade" *улыбка*. И он подошел к Атсуши-куну и прямо спросил: "Эй-эй! Мы в этот раз делаем каверы на собственные песни. Присоединишься к нам? Ты ведь не откажешься, правда?"
Hikaru: Потребовалось три захода *улыбка*. В первый раз я обратился к нему прежде, чем мы все выпили. Атсуши-кун ответил: "Ах, спасибо большое. Это честь для меня". Я подумал, что это он решил так дипломатично от меня ускользнуть, поэтому попозже, когда все уже были пьяные, я опять взялся за свое. И, наконец, в последний раз, перед тем, как отправиться домой еще раз напомнил: "Присоединишься к нам, а?". Вот такие интриги я плел той ночью *улыбка*.
(Источник)

Комментариев нет:

Отправить комментарий